Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 22 (2557) 1 июня 2006 г.

КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ННЦ
В ДЕЙСТВИИ

Вот уже не один год в Академгородке не утихают страсти. В штыки было встречено строительство необычных для здешних мест представительных жилых многоэтажек. Очередную волну протеста вызывает у значительной части населения предполагаемое возведение новых объектов технопарка, ведущее за собой освобождение от зеленых насаждений новых площадей, преобразования территорий вокруг городка НГУ.

Вернемся еще раз к этой острой теме. Корреспондент «НВС» Людмила ЮДИНА беседует с главным архитектором СО РАН, Заслуженным архитектором РФ Анатолием КОНДРАТЬЕВЫМ.

— Анатолий Анатольевич, каковы объективные причины для реализации на территории Академгородка новых проектов? Ведь эти действия приведут к изменению сложившегося облика нашего тихого, зеленого, располагающего к «ратным трудовым подвигам» района крупного промышленного города.

— Много-много раз я, выступая перед разными аудиториями, обстоятельно объяснял, для чего требуется дать новый импульс к развитию «нашего тихого и зеленого Академгородка». Что ж, давайте используем возможность еще раз перечислить все «за» и «против», восстановим ход событий.

Многие живущие здесь люди совершенно искренне полагают, что нынешний облик первенца сибирской науки — конечная цель генерального плана застройки, что именно таким Академгородок и задумывался коллективом создателей, возглавляемым академиком Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым.

Генеральный план любого из городов, в данном случае речь идет об Академгородке, всегда предполагает развитие во времени и не может быть конечным на момент создания. (Как человек, который в каждый период жизни определяет для себя конкретную программу.) Возьмем Новосибирск, город совсем молодой по меркам истории — ему лишь 110 лет. И, представьте, сейчас бы началась кампания по консервации его образа. Невероятно? Город растет, воспринимая все политические, социально-экономические и архитектурные эволюционные процессы.

Поэтому генеральные планы городов более детально разрабатываются только на 20-25 лет, а общий вектор развития остается на уровне Концепции.

Иллюстрация
Михаил Алексеевич Лаврентьев представляет концепцию развития Академгородка.

Так почему же Академгородку, которому на следующий год исполнится только 50 лет, пытаются отказать в праве на развитие? Базовый Генеральный план застройки, на уровне «проектного задания», разрабатывался в 1956-1957 гг. Далее он постоянно корректировался, вносились довольно существенные поправки в сторону увеличения мощностей и состава объектов строительства. И так до 1963 года, когда назрела необходимость свести все к единому знаменателю и подготовить обновленный генеральный план застройки на новом (втором!) этапе.

Обновленный генеральный план Академгородка площадью в 1370 га был утвержден правительством как первая очередь развития — это 15 институтов, два больничных комплекса, три микрорайона Верхней Зоны с общим жилым фондом в 260 тыс. кв. м, городок НГУ, опытный завод, сеть объектов быта и культуры.

Процессы продолжали свое развитие. Набирала силу наука, рождались новые институты. Приезжали ученые из разных мест. Через университет пошла генерация молодых специалистов. В связи с этим в 1976 году Президиум СО АН под руководством М. А. Лаврентьева принял постановление об очередном (третьем!) этапе развития генерального плана, который далее получил название — «Большой Академгородок». В него были включены два перспективных микрорайона Верхней Зоны («Г» и «Е»), микрорайоны «Д» и «Щ» Нижней зоны, жилые районы «Нижняя Ельцовка», Правые Чемы.

Были определены новые границы, появилось другое название территории — Новосибирский научный центр СО АН, площадью 1870 га. Вот по этому генеральному плану мы действовали до 2005 года, внося необходимые коррективы.

В 2005 году, в развитие известных правительственных инициатив общеполитического и экономического характера, связанных со стратегией национального прорыва в мировую наукоемкую экономику, появилась потребность проверки градостроительного и инженерно-технического потенциала ННЦ как мощного централизованного интеллектуального ядра, необходимость обеспечить создание «особой экономической зоны научно-внедренческого типа», ее сопровождение инженерно-транспортной и социальной структурой.

Иллюстрация
Зима 1958-1959 гг. На переднем плане — одинокая Гидродинамика, вдалеке — трехэтажки на будущей Терешковой и строящееся Управление делами.

В этот год вместе с проектом экономической зоны самого городка была разработана оценочная концепция возможности градостроительного развития всех территорий и транспорта ННЦ на последующие 20 лет в существующих земельных границах и с учетом размещения здесь, кроме экономической зоны, объектов развития учебно-научной и жилой зон НГУ, конгресс-центра, использования резервных территорий между Институтами математики, ИХБФМ, ВЦ и городком НГУ.

Это был четвертый (но не последний) этап развития Генерального плана, который подтвердил очень важные предположения о том, что запас ресурсных возможностей ННЦ, в первую очередь градостроительных, достаточен и способен принять, образно говоря, еще одну совокупную мощность объектов развития, равную существующему Академгородку.

Это означает, что в рамках границ и концепции Генеральной Схемы развития, утвержденных в 1977 году, ННЦ может планомерно развиваться на обозримом отрезке времени, продуктивно участвуя в научно-экономических национальных программах.

Нельзя не принимать во внимание, что Советский район — планировочная макроединица на территории миллионного города. В нем следует совершенствовать транспортные схемы, инфраструктуру. Создавать условия, привлекательные для молодежи, тогда молодые будут стремиться сюда. Надо думать о детях — им здесь жить. Сейчас, мне кажется, акцент делается на интересах старшего поколения Академгородка, людях, безусловно заслуженных и уважаемых, которые, собственно, его и создавали, которым трудно смириться с новыми, малопонятными тенденциями, влекущими «перестройку их дома».

В советские времена все безоговорочно ориентировалось на науку, прежде всего фундаментальную. Она доминировала, все подчинялось интересам ее развития. Времена изменились. Сегодня науке нужен союзник, чтобы обеспечить стратегические интересы государства. Наука уже не может развиваться в автономном режиме, без опоры на крупный бизнес, коммерческие структуры. Появляются новые многофункциональные образования — например, технопарки, что, помимо всего прочего, должно ощутимо содействовать продвижению в жизнь научных проектов, отрабатывая и тиражируя новые подходы.

Помните, в семидесятых годах близ Академгородка создавался «пояс внедрения» — тоже своеобразный элемент технопарка. Его появление воспринималось как нечто вполне естественное. Сейчас возникла настоятельная потребность в подобной структуре, но на новом уровне масштаба, размаха, деловитости.

Скажем технопарку «нет» — это будет явный откат от завоеванных позиций. Воспрепятствуем развитию базы НГУ, который имеет шанс заметно укрепить свои позиции — потеряем не одно поколение ученых новой формации.

Как градостроитель, я не могу не приветствовать передовые тенденции, которые имеют цель развития ННЦ в качестве современного, мобильного центра науки.

— Не случится ли так, что он превратится в сверхурбанизированный промышленный район Новосибирска?

— Это уже вопрос нашего профессионализма. Чем известен Академгородок в мире? Здесь впервые создана модель универсального по направлению городка науки, благоприятная для труда ученых жилая среда, ландшафты и планировка застройки. Основные акценты смещены не будут.

— Больше всего противники застройки беспокоятся за зеленые насаждения, которые прежде при строительстве здесь так оберегали, которые они сами посадили, вырастили; за окружающий лес.

— Согласен и понимаю искренние тревоги граждан, но в любом серьезном деле, прежде всего при принятии принципиальных решений, требуется взвешенный подход. Безоговорочное отрицание не продуктивно. Следует посмотреть снимки начального периода строительства Академгородка, чтобы убедиться: Верхняя зона была буквально «лысой» после подготовительных работ «Сибакадемстроя». Вырубали лес, чтобы проложить дороги, коммуникации. Как известно, компенсация всех неизбежных порубок закладывается в сводную смету строительства любого объекта с обязательным их восстановлением в том или ином виде. Без этого не утвердят ни один проект. Но беда в том, что нет эффективного контроля за реализацией положений, заложенных в проект. Вот если бы те, кто отвечает за восстановление соответствующего ландшафта вокруг возведенного здания, не просто посадили деревья, а затем лет этак двенадцать опекали этот «детский сад», может быть Hижняя зона Академгородка стала бы парковой.

Иллюстрация
Панорама Верхней зоны с крыши Управления делами; слева — уходящий в сторону моря Морской. Ну и где здесь девственная природа?

Сооружение нового без ущерба природе не обходится. Другое дело, что цивилизация обязана при этом отдавать природе долги. Что, собственно, при строительстве Академгородка и было сделано. В данном случае традиция должна быть восстановлена на новом уровне обязательности, профессионализма, культуры. Да, некоторыми из лесных участков придется пожертвовать. К слову заметить, леса эти, за сохранение которых идет борьба, находятся в критическом состоянии. Человек немало постарался, чтобы случилось то, что случилось. Я имею в виду распространение в лесах древесной онкологии — корневой губки.

В порядке компенсации за ущерб естественной природной среде должны возникнуть красивые ухоженные парки с освещенными аллеями, рукотворными ландшафтами, скульптурой. В свое время мы разработали пять таких парков. Проект был утвержден еще при Валентине Афанасьевиче Коптюге. Но создавать парки — удовольствие недешевое.

Шестнадцать миллионов рублей в ценах 1985 года — такова цена создания (не содержания!) цивилизованной экологической среды только Верхней зоны Академгородка: парка Дома ученых, Университетского парка, паркового сопровождения Бульвара отдыха (ул. Ильича), больничного парка ЦКБ, Детского парка близ пересечения пр. Строителей и пр. Лаврентьева. Общая площадь парков 590 га. Следует сказать, что стоимость строительства унифицированного четырехэтажного лабораторного корпуса химического профиля в то время составляла 1,1-1,2 млн рублей. На том тему создания экологически и ландшафтно безупречной среды Академгородка закрыли по причине жестко привязанного к теме целевого финансирования.

Иллюстрация
Перекресток проспектов Науки и Университетского (ныне Лаврентьева и Коптюга) с видом на недостроенную Математику.

Тем не менее, с тех времен я остаюсь сторонником модели уважительного сосуществования урбанизированной городской и «одомашненной» природной среды внутри города. Сохранение естественного леса в прямом контакте с территорией хозяйствования человека, а тем более внутри этой территории — ситуация тупиковая. (Достаточно того, что мы видим сейчас в наших лесах после изнурительной зимы.) Скажем, абсурдно было бы держать в доме рысь, и человек, любящий животных, создал цивилизованный аналог — кошку. Парки — вот ответ на подобную проблему, таков мировой опыт. Нужно искать и находить механизм реализации данной идеи. В этом направлении фокусировать общественную энергию и опыт.

И еще — чего бы это ни стоило, нужно создавать надежную, как часы, индустрию сбора и утилизации бытового мусора, избавить людей от унизительного, ежедневного поджидания с пакетиком в руках капризного чуда под названием «мусоровозка». Леса от этого стонут и гибнут во много крат больше, чем от деятельности пресловутых «строителей».

— Парки — это замечательно! Но времени на их создание уйдет много.

— Не только сегодняшним днем живем! Наши дети, внуки безусловно оценят предпринимаемые усилия. Тут главное — предусмотреть средства и на закладку, и на поддержание парков. При строительстве Академгородка не было соответствующей строки, а стало быть, денег на уличную архитектуру, пришлось обходиться собственными силами. Но средства следует аккумулировать, и инвесторам предъявлять обязательные требования по воссозданию зеленых массивов. Хорошо бы организовать специальную структуру, отвечающую за такой характер действий.

— На какой основе?

— За счет средств застройщика, того инвестора, который вошел в Академгородок и проявляет свою деятельность в области капитального строительства. Тогда бы могли появиться перемещаемые лесные массивы — если снесли лесные насаждения в одном месте, то высадили и «выходили» в другом, более качественные. Даже если по предписанию, на законодательной основе, но лучше на основе доброй воли.

— Речь уже шла о такой структуре?

— Вопрос обсуждался не раз, но дальше дискуссий дело не пошло.

— Анатолий Анатольевич, в письмах, направленных в разные инстанции, говорится, что Академгородок «является образцом для создания экологически гармоничных поселений в настоящем и будущем», это «уникальный градостроительный комплекс», «памятник ландшафтной архитектуры».

— Людей понять можно — все мы любим свой Академгородок. Действительно в 1950-60-х годах это был пилотный проект мирового масштаба. Но в ранг памятника его никто не возводил. Под охраной государства находятся отдельные здания. Время стремительно в своем движении, городок сильно постарел, почти все его строения требуют капитального ремонта — об этом тоже говорится много и часто. Капремонт занимает до 20 процентов от нового строительства. Гигантские деньги! Их просто сегодня нет. Академгородок разрушается — жилые дома, системы тепло- и водоснабжения, дороги, благоустройство.

70% жилого фонда Верхней зоны — панельные, так называемые, «хрущевские» распашонки. Этот тип быстровозводимых домов из жестко ограниченного ассортимента железо-бетонных элементов стен, перегородок, перекрытий создавался как временный для короткого переходного периода (20-25 лет) к более комфортным, разнообразным по типологии полносборным жилым домам с широким спектром полногабаритных квартир.

Однако, надежная конструктивная схема «хрущевок» -пространственная решетка, собираемая из железобетонных плит перекрытий, внешних и внутренних стен сыграла злую шутку со статусом временного сооружения. Дома, построенные в начале 1960-х годов, до сих пор сохраняют полную конструктивную надежность и могут ее обеспечивать, по крайней мере, еще 50 лет. А предельно «экономичная» высота этажей в 2,45 м от пола до потолка перечеркивает все попытки существенно улучшить потребительские качества квартир через реконструкцию, переоснащение.

Я сам делал на разных временных этапах такие проработки для домов по ул. Жемчужной (близ конечной автобусной остановки), по ул. Терешковой-Академической. Внешний облик домов удавалось усовершенствовать через надстройку мансардного этажа, пристройку по фасадам обширных остекленных лоджий, но санитарные качества квартир самого дома, к сожалению, только ухудшались.

В разных городах мои коллеги делали и делают попытки «спасти» через обновление огромный жилой фонд «хрущевок», но существенных результатов тоже нет. Видимо, на этом грустном фоне Москва, как наиболее сильный и богатый организм, пришла к решению о их постепенном сносе и строительной утилизации железобетонных конструкций на дорожный щебень.

Земля Верхней зоны Академгородка по кадастровым оценкам очень дорога. Повторяя некогда знаменитый прием «свободного» плана застройки внутриквартальных территорий микрорайонов на месте «хрущевок» при несущественном уплотнении, но повышении этажности до шести этажей, можно получить удвоенное количество квадратных метров жилья, современного по бытовому и санитарному комфорту. Пробный шестиэтажный дом в конце ул. Терешковой, представитель этой обновленной застройки, мы уже возвели. Принципиальных претензий к нему нет. Есть традиционные жалобы на качество строительства — но это уже другая проблема.

Сегодня существует бесконечное множество типов комфортного жилья. Раскрепощена нормативная база проектирования. Есть условия и предпосылки продуктивно строить и в ННЦ. Но мы вынуждены тратить силы и нервы, чтобы отбивать атаки тех, кто или позитивен, но плохо информирован (их больше), или откровенно не хочет перемен потому, что не ждет от них лично для себя ничего хорошего.

— Анатолий Анатольевич, а нельзя ли обойтись без застройки проспекта Коптюга? Зеленый массив так по-хозяйски разделяет две дороги.

— Его застройка — звено единого архитектурно-градостроительного ансамбля по масштабам, внешнему облику зданий, благоустройству, инженерии: комплекс зданий и сооружений технопарка, конгресс-центра, главного учебно-научного корпуса НГУ. Ансамбль выполнит роль «въездного» в общественный центр Академгородка. Центральной пассажирско-транспортной артерией станут эспланады проспектов Университетский и Коптюга. На открытой конкурсной основе архитектурных предложений творческих коллективов будут отбираться лучшие, наиболее оригинальные и качественные решения. В основу критериев оценки заложат интересы сохранения ценных качеств созданной в Академгородке градостроительной среды, архитектурное и инженерное совершенство. Все конкурсные идеи будут открыты для обсуждения, конструктивных предложений. Уверен, естественные опасения людей, искренне заинтересованных в будущем Академгородка, будут сняты через диалог. Наш ННЦ обретет современный облик города Науки, культуры, образования.

— Определено время застройки микрорайона «Е»?

— Создана градостроительная концепция застройки жилого района «Е», состоящего из двух микрорайонов. Его территория в 113 га существенно приближена к восточной границе Академгородка. Центральное пятно застройки совпадает с известным «полем чудес». Жилой район будет весьма живописным по планировке, универсальным по спектру сооружений социального назначения. Точной даты начала работ нет, но все решения приняты. Лыжная база Алика Тульского и станция юных натуралистов переместятся на новые, более комфортные места — ближе к Ботаническому саду. На их месте предполагается разместить одну из двух школ района и поликлинику. Жилой фонд будет представлен всем спектром современной типологии — от 5-7 этажного городского секционного до двухэтажного блок-квартирного и коттеджного. Малоэтажное и коттеджное строительство составит до 30-35 % всего жилого фонда района. Район будет иметь внутренний парк, дополнительно для озеленения и благоустройства внутриквартальных территорий будет создана специальная целевая программа, в том числе дендрологического сопровождения. Плотность застройки будет не выше сложившейся в микрорайонах «А», «Б» и «В». Жилые массивы будут связаны с территориями верхней зоны Академгородка тремя улицами — Институтской, Терешковой, Ученых. Есть основания надеяться, что его проектирование и строительство развернется уже в 2007-2008 годах. Залог тому — очень высокая ландшафтно-экологическая привлекательность, прозрачная экономика освоения территорий.

Таким образом, жилой район «Е», достройка жилого района «Нижняя Ельцовка» домами новой типологии, реконструкция территорий в Нижней зоне (снос брусчатого фонда), создание крупного общественно-торгового центра по ул. Российской, реконструкция территорий панельного жилого фонда Верхней зоны, создание градостроительного ансамбля по проспектам Университетскому и Коптюга, преобразование внутренних лесов в парки Академгородка — составляют ядро развития генерального плана ННЦ на четвертом этапе его уточнения.

Эта проектная работа под названием «Концепция градостроительного развития территорий ННЦ до 2025 года» была предложена руководством СО РАН к обсуждению, одобрена Градостроительным советом г. Новосибирска, затем принята в качестве исходного материала по Советскому району в разработке мэрией «Концептуальных основ развития г. Новосибирска до 2030 года».

Иллюстрация Наш дорогой Никита Сергеевич производит разнос плана Академгородка: «Что вы мне тут свечек понаставили?! То ли я вам мало земли отрезал? Американцы вверх не от хорошей жизни лезут!» С тех пор городок и стал 3-, 4-, 5-этажным.

В заключение хочу добавить следующее. Некоторые люди в своих письмах и обращениях часто ссылаются на якобы существующее завещание М. А. Лаврентьева по поводу Академгородка. Вряд ли такое завещание имело место. Масштабная личность, создатель Науки и научных школ мирового уровня, Михаил Алексеевич был сторонником систем, открытых для развития. Я не раз был свидетелем его высказываний, касающихся градостроительства, в подобном смысле. О созданном им и его соратниками Академгородке он говорил как об этапе развития и следил, чтобы в правительственном тексте «Акта о приемке Академгородка в эксплуатацию» присутствовала ключевая фраза — «первая очередь». Это открывало путь будущему развитию. Об архитектурных качествах и удобствах зданий Академгородка, прежде всего жилых, М. А. Лаврентьев говорил очень сдержанно, выражая надежду, что придут иные времена, и мы будем строить более совершенные и красивые здания.

В молодости я проектировал первое высотное здание в Академгородке — Президиум, оригинальный круглый стеклянный дом. Это были мои архитектурные амбиции, и мне здорово досталось, дошло до крупного скандала. Спор решил академик М. А. Лаврентьев, привлеченный в качестве арбитра. Он поддержал проект. Обстоятельства не позволили возвести здание, но важен сам факт отношения к новому. Что же касается новых для Академгородка архитектурных идей и нового масштаба, то и тут позволю себе выразить уверенность в том, что таковые намерения принципиального характера были бы Михаилом Алексеевичем поддержаны.

Все мы — и «реформаторы», и «консерваторы», словом, широкая общественность, искренне любим наш Академгородок, желаем ему добра. Так не позволим себе упустить этот великолепный шанс прорыва на качественно новый уровень в наукоемких технологиях, градостроительстве! Другой подобный шанс если и случится еще раз, то наверняка за пределами нашей жизни.

Фото Р. Ахмерова

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?20+378+1