Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12 (2797) 24 марта 2011 г.

ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ БУДУЩЕЕ?

Приходится признать, что либерально-рыночная система жизнеустройства в России уверенно входит в кризисное состояние.

Ю.Г. Марков, доктор философских наук, профессор

Видно невооруженным глазом, что основной массе россиян становится всё труднее жить. Вымирание населения дошло до 1 млн человек в год, имея печальную тенденцию к дальнейшему росту. Потребление алкоголя достигло величины 17–18 литров в год на каждого жителя, тогда как по показателям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 8 литров расценивается как критическая величина. В стране широко распространена наркомания. К наркотикам начинают приучать уже с возраста 10–12 лет. По числу самоубийств Россия уверенно приближается к первому месту в мире. Число умышленных убийств составляет 30–40 тыс. человек в год. В обществе растет число различного рода преступлений, коррупция выглядит неистребимой и масштабной. Общая духовно-нравственная обстановка в России ухудшается, делаясь все более тревожной.

Тем не менее, мы пытаемся выглядеть вполне благополучной страной, устремленной к инновациям и прогрессу. Мы наивно полагаем, что всё это нам доступно и позволено, хотя на деле не можем и не умеем притормозить происходящую в обществе деградацию. Так что же с нами происходит? Способны ли мы свернуть с той дороги, которая ведет в пропасть? Можем ли мы смотреть правде в глаза? Не исключено, что в нашем распоряжении осталось не более 10–15 лет, после чего распад российской цивилизации станет необратимым. Наши дети уже будут свидетелями катастрофических процессов и вряд ли скажут нам спасибо.

За минувший век мы, кажется, испробовали всё, что могло придти в голову: и социализм, и капитализм. Последнее десятилетие мы ратуем за конвергенцию (сближение) капитализма и социализма, стремясь привести в состояние гармонии частную и государственную собственность и даже возродить в рамках этой гармонии наши культурно-исторические традиции. Между тем, жизнь безжалостно опрокидывает эти романтические грёзы. Казалось бы, нам давно пора приостановить пустое «теоретизирование» и вместо этого заглянуть в свою историю, чтобы выявить естественную тенденцию развития нашего многострадального общества. Сколько можно находиться в плену различного рода идеологических установок? В то же время мы должны понимать, что путь слепого заимствования чужого опыта (пусть даже европейского) — далеко не лучший. За четверть века «перестройки» пора было бы убедиться в этом и понять, что Россия постепенно «входит в штопор».

Так что же было упущено? Попробуем быть самокритичными и заглянем в азы социологии и экономики. Упущена простая мысль о том, что государственная и частная собственность теснейшим образом связаны с феноменом наёмного труда, предполагающего утрату человеком своего интеллектуально-трудового потенциала в качестве естественной неотъемлемой сущности. Мы вынуждены передавать, казалось бы, Богом дарованные нам внутренние наши способности и душевные силы в распоряжение работодателя. Иными словами, человек выбрасывается на рынок труда, превращаясь в полезную вещь — как всякий другой рыночный товар. А если так, то вправе ли мы осуждать женщину, торгующую своим телом?

Отчуждение человека от самого себя уже давно преследует нас. Мы не замечаем этого и выстраиваем античеловеческие общественные системы, угнетающие человеческую душу и духовно-нравственные силы. Увы, социализм тоже не был для нас спасением от этой напасти. Вообще, современный мир в самых различных его уголках представляет собой систему «скрытого цивилизованного рабства». И это обстоятельство проявляется в самых различных формах внутреннего протеста человека, в его глубокой неудовлетворенности своей жизнью. Отсюда множество разнообразных бытовых неурядиц, стихийных выступлений против установленных порядков и правил. Люди всё более явственно и более болезненно воспринимают утрату своей личности, превращение в слепую производительную силу. Духовно-нравственная деградация общества, связанная с доминированием эгоизма, стремлением к обогащению любой ценой, приближает всех нас к апокалипсису, наступление которого академик Н. Н. Моисеев предсказывал аж в середине ХХI века в своей известной книге «Быть или не быть...человечеству?»

Чтобы обрести подлинные права личности, необходимо, наконец, отказаться от деления общества на носителей трудовых ресурсов и работодателей. Рынок труда должен быть ликвидирован, а вместе с ним должен исчезнуть феномен наёмного труда. Есть ли в обществе механизмы, гарантирующие социальный прогресс, формирующие духовно-нравственную цивилизацию? Такие механизмы есть. И они в свое время были особенно активны именно в России. Имеется в виду принцип коллективизма и основанная на нем кооперативная форма хозяйственной деятельности. Ещё в 1908 году состоялся Всероссийский кооперативный съезд, а в 20-е годы русская кооперация по размаху своей работы была первой в мире. Известный исследователь и пропагандист кооперативного движения А. В. Чаянов подчеркивал, что почти все стороны жизни можно обслуживать кооперативно и что кооперация единственный путь к светлому будущему трудовой жизни. «Сбиться с него — значит погибнуть!», — писал он. Кооперации в сельском хозяйстве он посвятил свой программный труд «Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации» (1927 г.). К сожалению, погибнуть в ходе репрессий пришлось самому А. В. Чаянову — он был расстрелян в 1939 году в возрасте 51 год. Его программа строительства новой России была перечёркнута. А между тем, именно кооперация является единственной формой коллективного хозяйствования, ликвидирующей наёмный труд. В более поздние времена, когда государственная собственность заняла монопольное положение в советском обществе, осталась существовать лишь потребительская кооперация, оттесненная на периферию жизни.

Немаловажны и другие факты. Во времена начавшейся перестройки (середина 80-х годов) была сделана попытка создать самоуправляемую кооперативную систему хозяйствования в селе Шукты (Дагестан), обладающую уникальной эффективностью и не оставляющую места махинациям, несправедливости, безответственности, эгоизму, безнравственным действиям и поступкам. Автор и инициатор системы М. Чартаев, крупный экономист и хозяйственник, подчёркивал, что в рамках этой системы мы отказываемся от наемного труда. Выступая на конференции «Анализ систем на пороге ХХI века» (1997 г.), он говорил: «Анализ отечественного и зарубежного опыта в этой сфере позволяет утверждать, что найденные нами принципы и механизмы отражают объективные закономерности развития общества, и очень страшно, если мы пройдем мимо уже найденного решения, оставив потомкам свидетельства собственной глупости».

В системе М. Чартаева были воспроизведены наиболее ценные черты кооперативной формы хозяйства с учетом последних достижений в области экономики и организации производства, методов самоуправления. Новейшая социально-экономическая модель выталкивает не только капитализм и социализм, но и различные варианты их конвергенции, поскольку отказывается от наёмного труда, отучившего людей быть бережливыми и честными, добропорядочными и совестливыми. Кооперативная экономика, зачеркивая наёмный труд во всех сферах жизни, включая управление, делает невозможной потребительскую психологию и потребительское общество, открывает путь в будущее, которое можно определить как духовно-нравственную цивилизацию. Этот путь уже найден, но неугоден современной олигархической элите, поскольку перестраивает жизнь на принципиально новых общественных отношениях, исключающих любые преступные формы и методы обогащения, делающих невозможными виртуальные деньги и финансовую власть.

Система М. Чартаева подняла производительность труда в 64 раза за 11 лет работы (1985–1996 гг.), чего не случалось никогда и нигде в мире. Валовая продукция увеличилась за это время более чем в 18 раз. Существенно улучшились показатели социальной сферы, в 10 раз обогнав общероссийские. Можно было бы привести множество других поразительных цифр. Все эти уникальные начинания не только не получили поддержки со стороны властных структур, но всячески тормозились и замалчивались. И уж тем более, не попадали в СМИ. А сам М. Чартаев вдруг уходит из жизни в 2001 году в самом расцвете творческих сил. За отсутствием информации мы не будем гадать, почему так получилось.

Но кажется достаточно ясным другое — за кооперативным движением в его современных формах кроются огромные возможности, способные не только поднять Россию на ноги, но и сделать её лидером мирового социального прогресса. Подчеркнем ещё раз: речь идет о формировании духовно-нравственной цивилизации, исключающей наёмный труд. Отметим и другую важную особенность разнообразных кооперативных организаций — стремление к объединению, образованию союзов, корпоративных сообществ. Производство, переработка, реализация готовой продукции, банковская деятельность и прочие виды деятельности тяготеют к формированию единой кооперативной системы. Причем функции управления этой системой опять-таки могут быть сосредоточены в рамках управленческого кооператива, порождая эффективный механизм самоуправления.

Принцип коллективизма, реализованный в общественной жизни, является мощным стимулятором формирования различного рода систем, включающих, в том числе, и социальную сферу (детские сады и ясли, здравоохранение, культурно-образовательные учреждения, дома отдыха и т.д.). Исключительно важным обстоятельством является то, что принцип коллективизма и самоуправления, воплощенный в кооперативных системах, формирует духовно-нравственную сферу жизни, наполняет эту жизнь добрыми делами и высоким смыслом.

Россия, в сущности, готова к такому повороту событий. Естественные подвижки уже идут в этом направлении, правда, пока стихийным образом, принимая облик различного рода аналогов чартаевского Союза собственников-совладельцев, образований общинного типа, экопоселений и т.д. Часть информации просачивается в Интернет. Но, судя по всему, эти процессы будут разрастаться и углубляться. Беда только в том, что мы не можем ускорить события из-за противодействия олигархических структур, отсутствия поддержки влиятельных лиц. Вместе с тем, мы должны помнить, что подлинный прогресс не обязательно нуждается в кровавой революции, т.е. в масштабном насилии. Но он нуждается в расширении информационных обменов в обществе и в инициативе самих людей.

Добро способно победить зло в каждом конкретном случае. Нравственность и справедливость обладают внутренней силой и потому заключают в себе огромный потенциал, приводимый в действие снизу, а не сверху, как это делалось до сих пор. Пора убедиться: так называемые бизнес-структуры, нацеленные на личное обогащение и исповедующие культ денег, не вызывают восторга в обществе. Для России эти структуры — аналог онкологических образований. Будем надеяться, что уже в скором будущем подобные образования будут удалены скальпелем естественной истории с тела России.

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+584+1