Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 12 (2797) 24 марта 2011 г.

ВЫДАЮЩИЙСЯ
УЧЕНЫЙ-ЭНЦИКЛОПЕДИСТ

28 марта исполняется 100 лет со дня рождения академика Александра Леонидовича Яншина — выдающегося учёного-энциклопедиста, внёсшего фундаментальный вклад во многие области наук о Земле — стратиграфию, тектонику, литологию, геоморфологию, региональную геологию, учение об осадочных полезных ископаемых, экологию окружающей среды, в развитие минерально-сырьевой базы страны.

Иллюстрация

Исключительно многогранной и плодотворной была его научно-организационная и общественная деятельность, которая благодаря активной гражданской позиции, целеустремленности, стремлению всегда находиться на переднем фронте при решении любых проблем и необыкновенной способности увлекать и объединять единомышленников вышла далеко за рамки первоначально очерченной профессиональной работы. Как отметил в очерке памяти А. Л. Яншина его друг и сподвижник академик Б. С. Соколов, когда науку и культуру покидают такие выдающиеся личности как Александр Леонидович Яншин, человек во многих отношениях необычный, оставивший яркий след в науке, её истории, публицистике и полемике, требуется некоторое отдаление во времени, чтобы приблизиться к правильной оценке размеров этой потери.

После кончины А. Л. Яншина (9 октября 1999 г.) прошло немногим более десяти лет, и среди его современников ещё сохранились ощущения его живого образа. Вместе с тем возникла та историческая дистанция, которая позволяет объективно оценить истинные масштабы и незаурядность этой личности в истории советской и российской науки. За прошедшие годы были опубликованы серия книг и десятки статей, посвященных А. Л. Яншину. Такое количество мемуарных публикаций представителей самых разных областей естествознания, культуры, общественной и производственной сфер само по себе является знаком признания огромных заслуг А. Л. Яншина, выраженных в благодарной памяти нескольких поколений его учеников, соратников, деятелей науки, культуры, образования. Самое главное, что объединяет эти очень разнообразные по стилю воспоминания, относящиеся к разным периодам и конкретным эпизодам его жизни, — это восхищение его многогранным талантом, необыкновенно широкой эрудицией в сочетании с феноменальной памятью, огромной работоспособностью, исключительными человеческими качествами.

В биографии А. Л. Яншина нашли отражение многие переломные исторические события нашей страны в XX веке. Он родился в Смоленске в 1911 году в семье известного адвоката и получил прекрасное начальное образование дома, а затем в опытно-показательной школе при Смоленском университете. Переехав вместе с родителями в 1928 г. в Москву, он успешно сдал вступительный экзамен на геологический факультет Московского университета, но не был зачислен из-за непролетарского социального происхождения. Однако преподаватели сумели увидеть незаурядные способности юноши, и он получил разрешение посещать занятия. Одновременно он стал учиться на курсах коллекторов при научном институте по удобрениям, по окончании которых в 1929 г. был принят на работу в этот институт.

Продолжая работать, он некоторое время (1930–32 гг.) учился в Московском геологоразведочном институте, куда после реорганизации был переведен геологический факультет МГУ. Однако из-за рано начинавшихся полевых работ ему не удалось завершить учёбу и получить диплом о высшем образовании, но он прошел очень хорошую школу полевого геолога, участвуя в геологической съемке, открытии и изучении артезианских вод, бокситов, железных руд, бурых углей, залежей фосфоритов на Южном Урале и в Казахстане. Незавершенность высшего образования А. Л. Яншин в полной мере смог компенсировать самообразованием и богатым практическим опытом геологических работ.

Иллюстрация

Феноменальная память и широкий круг интересов в сфере не только профессиональной деятельности, но и в других областях естествознания, а также в истории, философии, литературе, музыке, театре породили «феномен Яншина» — одного из немногих энциклопедистов в естествознании второй половины XX века. Этот феномен нашел выражение в его геологической деятельности, в которой прочно соединились фундаментальность исследований и нацеленность их на решение конкретных проблем практической геологии. Уже в 1931 г. в возрасте 20 лет он совместно с В. И. Тамман опубликовал статью «Геолого-поисковые работы в Аккемирском районе Казахской СССР», а в следующем году большую статью «Тектоника Каргальских гор». Эту статью академик Ю. А. Косыгин впоследствии охарактеризовал как основополагающую для решения ряда общих вопросов геологического строения южной оконечности Урала, отметив прекрасный литературный стиль и логичность научных суждений молодого 20-летнего человека. В 1934 г А. Л. Яншиным совместно с П. Л. Безруковым была опубликована первая монография «Юрские отложения и месторождения бокситов на Южном Урале». Эти работы принесли А. Л. Яншину известность как одному из лучших знатоков геологии Южного Урала и Западного Казахстана.

30-е годы ХХ века были периодом быстрого наращивания регионально-геологических работ в разных районах СССР, и одновременно в эти годы стали формироваться институты геологического профиля в системе Академии наук для постановки фундаментальных исследований и научного обеспечения прикладной геологии. В 1936 г. академик А. Д. Архангельский пригласил А. Л. Яншина в недавно созданный Геологический институт АН СССР в Москве. Работая в этом институте, он в предвоенный период за пять лет опубликовал цикл статей и две монографии, в которых рассматриваются проблемы стратиграфии, тектоники, гидрогеологии и поисков полезных ископаемых, в частности, алюминиевых руд и артезианских вод на обширной территории Южного Урала и Западного Казахстана, включая ранее слабоизученную территорию Северного Приаралья. Уже в эти годы он приобрел известность как талантливый геолог, и в 1937 г. ему по совокупности работ была присуждена степень кандидата геолого-минералогических наук без защиты диссертации.

В годы Великой Отечественной войны А. Л. Яншин занимался поиском и оценкой месторождений полезных ископаемых, организацией их разведки и эксплуатации, поиском отложений писчего мела, крайне необходимых для оборонной металлургии, а также артезианских вод для железнодорожного снабжения, участвовал в организации нескольких крупных геологических организаций Министерства угольной промышленности, Миннефтепрома и др. За эти работы он в 1943 и 1945 гг. получил правительственные награды.

После войны А. Л. Яншин продолжил изучение Приаралья и смежных областей Казахстана и Средней Азии. В многочисленных публикациях первых послевоенных лет постепенно начинают формироваться новые теоретические подходы к тектоническим реконструкциям на основе комплексного анализа стратиграфических, литологических, структурных и палеогеографических данных. В этих публикациях заложены основы нового для того времени направления в тектонике — изучение закономерностей развития молодых платформ. Он также развил принцип унаследованности в тектонике, выдвинутый Н. С. Шатским. Использование разработанных им оригинальных методик реконструкции погребенных палеозойских структур, в частности, анализа мощностей осадочных отложений, позволило существенно уточнить геологическое строение огромной территории и провести успешные поиски и освоение артезианских вод в пустынных районах Казахстана, новых месторождений каменного и бурого угля, оолитовых железных руд.

Вершиной творчества А. Л. Яншина этого периода стала работа «Геология Северного Приаралья», защищенная в качестве докторской диссертации в 1952 г. и опубликованная в виде монографии в 1953 г. По оценке академика Б. С. Соколова, этот классический труд завершает ряд великих геолого-географических произведений русской научной литературы XX века. Монография стала настольной книгой для нескольких поколений стратиграфов, тектонистов и региональных геологов как исчерпывающее описание геологического строения крупного региона и важное методическое пособие по использованию комплексных методов геологических реконструкций. За эту монографию А. Л. Яншину была присуждена премия А. П. Карпинского — высшая академическая награда в области геологии.

В 1956 г. А. Л. Яншин был назначен заведующим лабораторией региональной тектоники в Геологическом институте. В это время здесь были начаты принципиально новые обобщения в области геологии — составление тектонических карт всей территории СССР под руководством Н. С. Шатского. На XX сессии Международного геологического конгресса в Мексике в 1956 г. эти карты произвели огромное впечатление, и было принято решение о составлении по этому образцу тектонических карт для всех континентов. Была учреждена международная подкомиссия по тектонической карте мира, председателем которой был избран академик Н. С. Шатский. В 1960 г. на Брюссельской выставке, приуроченной к XXI сессии Международного геологического конгресса, тектоническая карта СССР, составленная при активном участии А. Л. Яншина, была удостоена высшей награды — Гран-при. Таким образом, мировое научное сообщество признало основополагающий вклад советской тектонической школы в разработку принципов тектонического районирования и легенд тектонических карт.

А. Л. Яншин к этому времени стал одним из самых известных геологов страны, и поэтому, когда в 1957 г. советским правительством и ЦК КПСС было принято историческое решение о создании Сибирского отделения Академии наук СССР, он одним из первых был приглашен в Новосибирск, где вместе с академиком В. С. Соболевым и членом-корреспондентом АН СССР Э. Э. Фотиади стал ближайшим соратником академика А. А. Трофимука в организации академического института нового типа — многопрофильного геологического коллектива, который сам А. Л. Яншин называл Академией геологических наук.

Иллюстрация
С ак. А. А. Трофимуком на Общем собрании.

Выборы на вакансии Сибирского отделения были самыми представительными за всю историю академической науки в стране, что позволило привлечь сюда многих учёных и в значительной мере предопределить формирование и быстрое развитие фундаментальной науки в Сибири, которая придала мощный импульс развитию производительных сил Сибири и особенно её минерально-сырьевой базы. Научные направления в Институте геологии и геофизики возглавили только что избранные академики А. А. Трофимук, В. С. Соболев, А. Л. Яншин (который получил это звание в день своего рождения 28 марта, минуя звание члена-корреспондента), члены-корреспонденты Ю. А. Косыгин, братья В. А. и Ю. А. Кузнецовы (все трое — будущие академики), В. Н. Сакс, Б. С. Соколов (будущий академик), Э. Э. Фотиади, Ф. Н. Шахов — девять членов Академии! Эта когорта ведущих учёных, вокруг которых стали быстро формироваться новые научные школы с ориентацией на мировой уровень геологической науки, обеспечила уникальную стартовую позицию для последующего развития ИГиГ СО АН СССР как главного центра таких исследований в Азиатской части страны.

А. Л. Яншин получил возможность создать совершенно новый научный коллектив по всем основным направлениям осадочной геологии — стратиграфии, литологии, тектонике, осадочным полезным ископаемым, включая нефтяную геологию, которую непосредственно возглавил директор института А. А. Трофимук. Ближайшими соратниками А. Л. Яншина стали Б. С. Соколов, Ю. А. Косыгин, В. Н. Сакс, а также несколько позже (1964 г.) приглашенный в Новосибирск член-корреспондент АН Белоруссии А. В. Фурсенко. О высоком уровне исследований созданного под руководством А. Л. Яншина научного коллектива свидетельствует избрание в дальнейшем из числа его непосредственных сподвижников членами-корреспондентами Академии наук СССР К. В. Боголепова и И. В. Лучицкого и несколько позднее — Ч. Б. Борукаева (по Дальневосточному отделению АН СССР).

Иллюстрация
С ак. Ю. А. Кузнецовым и В. А. Кузнецовым на заседании редколлегии журнала «Геология и геофизика».

Сибирский период — это время полного расцвета многогранного исследовательского таланта А. Л. Яншина и его организаторских способностей. Трудно в кратком очерке даже перечислить все научные направления, которые в разные годы жизни входили в круг интересов А. Л. Яншина. Но, безусловно, главной сферой его научной деятельности была тектоника. Он является одним из самых ярких представителей блестящей плеяды тектонистов нашей страны XX века, унаследовав и развив основополагающие принципы тектонической школы А. Д. Архангельского — Н. С. Шатского как их непосредственный ученик и соратник. Он участвовал в составлении и редактировании многочисленных геологических и тектонических карт, чаще всего возглавляя эти работы в качестве главного редактора. Для продолжения этих работ, начатых в Геологическом институте в Москве, он сохранил за собой руководство на общественных началах в этом институте лабораторией региональной тектоники, что способствовало объединению специалистов центральных и сибирских институтов при выполнении крупных научных программ, особенно по тектонике. Среди работ по этому направлению выделяются «Тектоническая карта Евразии» и монография «Тектоника Евразии», авторский коллектив которых во главе с А. Л. Яншиным был удостоен в 1969 г. Государственной премии СССР. В этой работе впервые во всей полноте был воплощен формационный принцип районирования. Под руководством А. Л. Яншина был составлен также «Атлас тектонических карт и опорных профилей Сибири» и написана сопровождающая его монография «Тектоника и эволюция земной коры Сибири» (1988 г.).

Для научного стиля Александра Леонидовича был характерен системный подход к изучению геологических процессов, стремление познать Землю как единую целостную систему в её эволюционном развитии, уделяя при этом внимание не только теоретическим обобщениям данных из разных научных дисциплин, но и обоснованию практических рекомендаций. В начальный период своей деятельности А. Л. Яншин прошел очень хорошую школу геолога-практика, первооткрывателя в Казахстане и на Урале целого ряда месторождений осадочного типа, в том числе фосфоритов. Это направление его исследований впоследствии, уже в период работы в Институте геологии и геофизики СО АН СССР, воплотилось в постановке в рамках организованной им лаборатории осадочных формаций изучения агроруд (фосфоритов и калийных солей) как очень важного фактора развития сельскохозяйственного производства в стране.

Выдающимся достижением А. Л. Яншина в этой области является теоретическое обоснование прогноза, а затем и открытие одного из крупнейших в мире калиеносных бассейнов на Сибирской платформе. Это открытие «на кончике пера» базировалось на его более ранних теоретических разработках о природе солеродных бассейнов. Большую роль он сыграл также в качестве многолетнего (свыше 25 лет) соруководителя совместной комплексной Советско-Монгольской экспедиции в изучении и освоении крупнейшего Хубсугульского месторождения фосфоритов в Монголии. И в этом случае результаты изучения Хубсугульского месторождения фосфоритов и других месторождений подобного типа в разных регионах мира он использовал как убедительный пример уникальности эпох формирования крупных и гигантских месторождений, связанных с эволюцией геологических процессов.

Эти идеи впервые возникли в начале 50-х, когда в нашей стране была развернута широкая дискуссия с активным участием А. Л. Яншина о соотношении принципов униформизма и актуализма в геологии. Но именно А. Л. Яншин в начале 60-х начал активно развивать это направление, и в настоящее время эти идеи стали уже хрестоматийными. Одной из наиболее убедительных иллюстраций эволюции геологических процессов в истории Земли стала небольшая, но весьма насыщенная фактическим материалом новаторская книга А. Л. Яншина, написанная в соавторстве с М. И. Будыко и А. Б. Роновым «История атмосферы Земли» (1986 г.), получившая очень широкую известность во всем мире, особенно после зарубежного переиздания её на английском языке.

А. Л. Яншин внёс выдающийся вклад в создание уникальной 15-томной коллективной сводки «История развития рельефа Сибири и Дальнего Востока», удостоенной в 1978 г. Государственной премии СССР. В эту гигантскую работа были вовлечены практически все специалисты по данному направлению из геологических и географических институтов страны. Работа была выполнена в кратчайшие сроки и, что особенно важно отметить, на единой методологической основе. В ней нашел воплощение оригинальный подход к геоморфологическому районированию, основанный на выделении геоморфологических формаций. Эта также было новое слово в геологической науке.

А. Л. Яншину был совершенно чужд догматизм. Обладая феноменальной памятью и исключительно широким кругозором в самых разных областях естествознания и культуры, Александр Леонидович особенно внимательно следил за всеми новыми тенденциями в развитии науки и немедленно откликался на них. Он активно руководил созданным им при Президиуме СО АН СССР Советом по использованию космических методов в научных исследованиях, а в дальнейшем на посту вице-президента АН СССР возглавил программу «Космос и геология».

Ещё более активизировалась деятельность А. Л. Яншина после избрания его в 1982 г. вице-президентом АН СССР, хотя в это время он был уже в почтенном возрасте (71 год). Силы этого могучего человека казались беспредельными, но все близкие к нему люди хорошо знали, что такая подвижническая, исключительно интенсивная, не знающая отдыха жизнь требовала от него огромного мужества из-за тяжелой хронической болезни. В 1949 г. он при подъеме из глубокого 24 метрового шурфа в Южном Казахстане при обрыве троса упал вместе с бадьей от самого устья на дно этого шурфа, получив при этом многочисленные травмы, в том числе сложнейшие переломы таза. Вероятно, только его уникально жизнестойкий от природы организм спас его от ампутации ноги и других тяжелых последствий. Понадобилось много месяцев стационарного лечения в больнице для выздоровления, но после этого у него возник травматический диабет, а ступню пришлось заковать в массивный ортопедический ботинок.

Всю последующую жизнь ему пришлось поддерживать себя регулярными уколами, строго регламентированной диетой и готовностью к внезапным коматозным состояниям. Удивительным образом ему удалось сохранить жизнь, оказываясь, вероятно, не один десяток раз в коме в самых неожиданных ситуациях — на улице, в переполненном зале ожидания аэропорта, на заседаниях, в полевых поездках. Для этого в его вечном спутнике — многолетнем потертом портфеле всегда были ампулы инсулина, шприцы, пузырьки со спиртом и миниатюрная горелка для их дезинфекции. А в те годы, когда ему приходилось много ездить без сопровождения, в кармане у него была записка для возможных спасителей на случай потери сознания. На этой почве у него возникали и другие осложнения, связанные с ослаблением иммунитета — чувствительность к простудным заболеваниям и воспалению лёгких, болезнь глаз и т.п. И ещё одну тяжелую травму он получил в 1985 году — сломал шейку бедра, и опять было долгое лечение и передвижение на костылях.

Но, оказываясь на больничной койке, он нисколько не снижал своей работоспособности, и очень часто в его палату один за другим приходили приглашенные им коллеги для обсуждений каких либо вопросов, а при более длительных лечениях он использовал это время для самой плодотворной работы. Так, находясь около года в больнице после падения в шурф, он перевел с французского языка самое известное в то время справочно-методическое пособие Женью «Стратиграфическая геология», проштудировал и провел критический анализ всей основной литературы по стратиграфии палеогена Западной Европы, который вошел потом в его знаменитую книгу по геологии Приаралья. И даже во время своих бесчисленных поездок он продолжал работать, сидя в зале ожидания аэропорта или кресле самолета — писал письма, рецензии, знакомился с новыми публикациями, готовился к какому-либо очередному заседанию.

Московский период жизни А. Л. Яншина после избрания в 1982 г. вице-президентом АН СССР совпал с кардинальными историческими переменами в стране. В эти годы он внёс выдающийся вклад в формирование в общественном сознании нового экологического мышления, обеспечивая его влияние на ведомственные и правительственные решения в области сохранения природы от необратимого техногенного ущерба. Работа в этой сфере была очень многогранной и приобрела государственный масштаб. Она имела большой общественный резонанс, особенно в связи с его последовательной и мужественной борьбой против грандиозных, но совершенно необоснованных с экономических, социальных и природоохранных позиций грандиозных планов «преобразования природы», необъективной оценки причин и виновников Чернобыльской катастрофы, разрушительных планов реформирования науки и образования, защиты культурного и гуманитарного наследия.

В этой работе ему удалось собрать большой коллектив единомышленников из среды учёных, деятелей культуры и производственной сферы, что, в конечном счёте, привело правительственные инстанции к решению о закрытии таких проектов, как переброска северных рек Сибири в Среднюю Азию (эта работа была начата ещё в Сибирском отделении), такого же поворота северных рек Европейской части СССР для надуманного «спасения» Каспия и орошения засушливых районов юга страны, начатое уже строительство канала Дунай-Чаграк и приостановить для дополнительной экспертизы многие другие проекты подобного рода.

Он был председателем научного совета РАН по проблемам биосферы, комиссии по научному наследию академика В. И. Вернадского, организатором и президентом Экологической академии, пытался сделать её главным государственным органом для экологической экспертизы крупных проектов. Как широко известный в стране защитник природы, он избирался депутатом Верховного Совета СССР последнего созыва от научной общественности, где также активно продолжал работать в этой сфере. Даже после того, как он освободился от должности вице-президента АН СССР, он имел 15 общественных должностей, выполняя их с предельной ответственностью.

С юных лет А. Л. Яншин проявлял интерес не только к естествознанию, но и к гуманитарным знаниям, был великолепным знатоком искусства и художественной литературы, особенно поэзии «Серебряного века», поэтому не случайно он как широко известный учёный и общественный деятель оказался одним из руководителей Фонда Рериха и в связи с этой работой внёс большой вклад в развитие российско-индийских культурных связей. Возглавляя в течение 40 лет Московское общество испытателей природы — старейшее научное общество нашей страны (основано в 1806 г.), он стал душой этого общества и существенно активизировал его деятельность. Стаж его президентства был самым большим за всю длительную историю этого общества. Можно считать символичным, что его могила на старинном Введенском кладбище Москвы находится между захоронениями его родителей и основателя этого общества профессора Московского университета Г. И. Фишера фон Вальдгейме.

Огромный вклад внес А. Л. Яншин в развитие издательской деятельности Академии наук, будучи в течение многих десятилетий первым заместителем председателя редакционно-издательского совета АН СССР (с 1963 г.) и бессменным председателем (до отъезда из Новосибирска в Москву) РИСО Сибирского отделения. Ещё в предвоенные годы, будучи молодым, но уже широко образованным учёным, он был привлечён к работе по составлению энциклопедического справочника, а после войны Большой Советской энциклопедии, для которых написал несколько очерков по разным геологическим вопросам. И затем издательские дела стали одной из важных сфер его деятельности. Среди наиболее важных его заслуг в этой области следует считать организацию большой серии книг «Учёные России: очерки, воспоминания, материалы» (издано уже свыше 600 книг), издание трудов В. И. Вернадского и работ по биосферной тематике, а в Сибирском отделении — постановку всей научно-издательской деятельности, в том числе строительство специальной типографии для академических изданий в Новосибирске, что сыграло огромную роль в развитии всего Сибирского отделения. Он был главным редактором или членом редколлегий многих научных журналов и других многочисленных изданий.

А. Л. Яншин был великолепным редактором. К редактированию, как и к любому делу, он относился очень ответственно, тщательно вычитывал любой текст и вносил свои поправки. Великолепно владея литературным словом, обладая огромной эрудицией и четким логическим мышлением, он порой полностью перерабатывал редактируемый текст. При этом А. Л. Яншин был весьма щепетилен в вопросах соавторства. Так же щедро он «расточал» свои мысли во время своих обязательных выступлений после заслушанных докладов. При этом в научной полемике А. Л. Яншин был всегда принципиален и околонаучную ересь, особенно высказанную в амбициозной форме, подвергал резкой критике.

Ему были свойственны доставшиеся ему по наследству фамильные черты характера — артистизм (его двоюродный брат — знаменитый МХАТовский актер М. М. Яншин), великолепно поставленный голос с богатой артикуляцией, прекрасным литературным языком. Отец А. Л. Яншина был известным адвокатом, большим любителем литературы, искусства, театра и даже организатором художественной самодеятельности. Всё это в сочетании с его внешним обликом могучего человека, в котором сразу же просматривался ореол незаурядного интеллекта, производило на всех большое впечатление. Всем, кто знал А. Л. Яншина, он запомнился как выдающийся оратор, который экспромтом мог выступить с докладом, большой лекцией или полемической речью в любой аудитории, будь это Общее собрание Академии наук, заседание Верховного Совета или какой-либо правительственной комиссии. Он почти никогда не соблюдал регламент, но почти никто даже на самом высоком уровне не решался его прервать — он был всегда уверен в себе и боевито настроен, слушать его было увлекательно и поучительно. Иногда после его выступления, особенно при обсуждении очень острых проблем, когда он с особенным блеском проявлял свой боевой полемический талант, приходилось слышать: «Да, Яншин — это человек-глыба».

Иллюстрация
С супругой Фидан Тауфиковной.

Как крупнейший ученый в области наук о Земле А. Л. Яншин приобрел широкую международную известность, и его деятельность в этой области отмечена наградами разных стран (Монголии, Болгарии, Германии) и избранием членом многих зарубежных академий и научных обществ. Он был членом многих международных организаций, руководил крупными международными проектами, часто возглавлял делегации советских и российских учёных на крупнейших международных конгрессах, конференциях, симпозиумах. В связи с этим ему очень много приходилось ездить в разные страны. Количество таких поездок с годами не уменьшалось, а всё более увеличивалось, особенно после избрания его вице-президентом АН СССР и в последующем, вплоть до последнего года его жизни. Поражала его выносливость, но с учетом его здоровья и не проходящей опасности коматозных состояний во время таких поездок, оказалось очень важным, что рядом с ним постоянно находилась его жена Фидан Тауфиковна. Она была не только любящей и заботливой женой, и другом, соратником. После кончины Александра Леонидовича доктор философских наук Ф. Т. Яншина стала хранителем и энергичным популяризатором научного наследства А. Л. Яншина. Она ведет огромную работу по изданию наследия В. И. Вернадского и неопубликованных трудов самого Александра Леонидовича.

А. Л. Яншин удостоен многих высших государственных наград: звания Героя Социалистического Труда, трёх орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, трёх орденов Трудового Красного Знамени, ордена «Знак Почёта», ордена «За заслуги перед Отечеством III степени», ордена «Трудовая слава Монголии», двух Государственных премий, премий Академии наук СССР имени А. П. Карпинского и А. П. Виноградова, золотой медали им. А. П. Карпинского.

Сибирское отделение Академии наук вступило в свое шестое десятилетие. Среди членов Сибирского отделения, являющихся его гордостью и славой, имя академика первого призыва А.Л.Яншина вписано золотыми буквами.

Академики Н.Л. Добрецов, А.Э. Конторович,
В.В. Ревердатто, Н.В. Соболев, М.И. Эпов,
члены-корреспонденты РАН
А.В. Каныгин, Г.В. Поляков,
Н.П. Похиленко

Фото В. Новикова и из архива ИНГГ СО РАН

стр. 1, 6-7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+584+1